Kafe-sviaz.ru

Финансовый журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Неоплаченный труд рабочих является источником капиталиста

Содержание

Прибавочная стоимость — стоимость, создаваемая неоплаченным трудом наёмного рабочего сверх стоимости его рабочей силы и безвозмездно присваиваемая капиталистом. Прибавочная стоимость выражает специфически капиталистическую форму эксплуатации, при которой прибавочный продукт принимает форму прибавочной стоимости. Производство и присвоение прибавочной стоимости составляет сущность основного экономического закона капитализма. «Производство прибавочной стоимости или нажива — таков абсолютный закон…» капиталистического способа производства [1]. Он отражает экономические отношения не только между капиталистами и наёмными рабочими, но и между различными группами буржуазии: промышленниками, торговцами, банкирами, а также между ними и землевладельцами. Погоня за прибавочной стоимостью играет главную роль в развитии производительных сил при капитализме, определяет и направляет развитие производственных отношений капиталистического общества. Учение о прибавочной стоимости, которое В. И. Ленин назвал «…краеугольным камнем экономической теории Маркса» [2], было впервые разработано Марксом в 1857–58, в рукописи «Критика политической экономии» (первоначальный вариант «Капитала»), хотя отдельные положения имелись уже в таких работах 40-х гг. 19 в., как «Экономическо-философские рукописи 1844 года», «Нищета философии», «Наёмный труд и капитал».

Предпосылкой производства прибавочной стоимости является превращение рабочей силы в товар. Только на определённой ступени развития общества владелец денег находит на рынке свободного от средств производства рабочего, вынужденного продавать свою рабочую силу. Потребление её равнозначно созданию новой стоимости. Центральной проблемой теории прибавочной стоимости является объяснение механизма капиталистической эксплуатации на основе господствующих в буржуазном обществе товарно-денежных отношений. Противоречивое действие этого механизма заключается в том, что неэквивалентный по существу обмен деятельностью между рабочим и капиталистом, между трудом и капиталом, осуществляется в действительности на основе закона стоимости, т. е. на основе обмена эквивалентов — товаров, имеющих одинаковую стоимость.

Исследование процесса производства прибавочной стоимости К. Маркс начинает с анализа всеобщей формулы капитала (Д→Т→Д’; где Д’ больше Д или Д’ = Д + д), которая выражает покупку товара (Д→Т) для его продажи (Т→Д’) с целью увеличения капитала. Прирост или избыток стоимости (д) над первоначально авансированной суммой денег (Д), пущенных в оборот, Маркс называет прибавочной стоимостью. Возрастание первоначальной суммы денег за счёт присоединения прибавочной стоимости делает их капиталом. Анализ всеобщей формулы капитала показывает, что прибавочная стоимость не может возникнуть из товарного обращения, совершающегося на основе закона стоимости; с другой стороны, если бы владелец денег не пускал их в обращение, то никакого прироста не могло бы быть. Следовательно, прибавочная стоимость не может возникнуть и вне обращения. Маркс показал, что капиталист, покупая и продавая товары по их стоимости, всё-таки извлекает из этого процесса бо́льшую стоимость, чем та, которую вложил в него.

Продажа рабочей силы капиталисту происходит по её стоимости, определяемой тем количеством общественно необходимого рабочего времени, в течение которого она воспроизводится. Капиталист приобретает потребительную стоимость товара рабочая сила, обладающую «…оригинальным свойством быть источником стоимости…» [3]. Реализуется она на втором этапе обмена между трудом и капиталом — в процессе производства, когда и создаётся новая стоимость, содержащая прибавочную стоимость. Последняя определяется Марксом как разность между той стоимостью, которую живой труд создаёт в процессе производства, и той, которую капиталист оплачивает рабочему в форме заработной платы. «Прибавочная стоимость есть не что иное, как избыток того количества труда, которое даёт рабочий, над тем количеством овеществлённого труда, которое он получил в своей собственной заработной плате, в качестве стоимости своей рабочей силы» [4].

Способность рабочего к труду, а следовательно, и продукт его труда принадлежат капиталисту. Закон стоимости, как закон обмена эквивалентов, не противоречит тому, что стоимость, созданная в результате затраты живого труда, превышает стоимость рабочей силы. Реально прибавочная стоимость выступает в виде прибыли, которая в процессе реализации и распределения принимает ряд форм: предпринимательского дохода, присваиваемого промышленными и торговыми предпринимателями, процента, присваиваемого банкирами, и земельной ренты, получаемой собственниками земли. Все эти конкретные виды доходов имеют свои особенности. Общее между ними состоит в том, что у них один источник — неоплаченный труд рабочих.

1.1. Способы производства прибавочной стоимости

Для производства прибавочной стоимости рабочий день должен быть продлён за границы необходимого рабочего времени, что предполагает принуждение к прибавочному труду. При капитализме это — экономическое принуждение. Наёмный рабочий здесь лишён средств производства и может купить себе позволение трудиться для поддержания собственного существования лишь при помощи прибавочного труда на капиталиста.

В безграничном стремлении к увеличению производства прибавочной стоимости капиталисты различными способами усиливают эксплуатацию наёмных рабочих. Этим способам соответствуют две формы прибавочной стоимости — абсолютная и относительная.

Производство абсолютной (1)
и относительной (2)
прибавочной стоимости

Абсолютная прибавочная стоимость является результатом удлинения рабочего дня сверх необходимого рабочего времени, в течение которого рабочий воспроизводит стоимость своей рабочей силы. Фактическая величина его зависит от соотношения классовых сил. Побуждаемые алчным стремлением к увеличению прибавочной стоимости, капиталисты всячески стараются удлинить пределы рабочего дня. Однако с ростом организованности рабочему классу в результате упорной борьбы удалось добиться законодательного ограничения рабочего дня. Абсолютная прибавочная стоимость возрастает также и в результате повышения интенсивности труда — при неизменной или даже при уменьшающейся величине рабочего дня.

Другим способом увеличения производства прибавочной стоимости является сокращение необходимого и соответствующее увеличение прибавочного рабочего времени при неизменной продолжительности рабочего дня. Этому способу соответствует относительная прибавочная стоимость. Сокращение необходимого рабочего времени связано прежде всего с повышением производительности труда в отраслях, производящих средства существования рабочего, т. к. в конечном счёте это ведёт к снижению стоимости рабочей силы. А это, в свою очередь, приводит к сокращению необходимого и соответственно увеличению прибавочного рабочего времени во всех отраслях капиталистического производства.

Разновидностью относительной является избыточная прибавочная стоимость, присваиваемая отдельными капиталистами на своих предприятиях в результате снижения индивидуальной стоимости товара по сравнению с его общественной стоимостью. Избыточная прибавочная стоимость не связана со снижением стоимости рабочей силы. Источником её является более высокая производительность труда рабочих технически более совершенных предприятий по сравнению со средним для данной отрасли уровнем производительности. Избыточная прибавочная стоимость носит временный характер, т. к. по мере распространения новой техники и технологии на другие предприятия соответствующей отрасли снижается общественная стоимость товаров и исчезает разница между индивидуальной и общественной стоимостью товара. Однако мимолётный характер избыточной прибавочной стоимости не означает, что она исчезает совсем. Она просто переходит от одних капиталистов к другим. Борьба за её получение составляет главный стимул внутриотраслевой конкуренции.

Эти разные методы производства прибавочной стоимости по-разному сказываются и на положении рабочего класса. Производство абсолютной прибавочной стоимости прямо и непосредственно ухудшает положение рабочих, отнимая у них свободное время и расхищая их рабочую силу. При производстве же относительной прибавочной стоимости ухудшение положения рабочего класса обнаруживается в конечном счёте: растёт безработица, снижается в силу этого цена рабочей силы и т. п.

Производство абсолютной прибавочной стоимости образует всеобщую основу и исторический исходный пункт производства относительной прибавочной стоимости. Производство относительной прибавочной стоимости развивается из производства абсолютной прибавочной стоимости. Само производство относительной прибавочной стоимости покоится на тех основах эксплуатации наёмного рабочего, которые возникли вместе с производством абсолютной прибавочной стоимости.

2. Норма прибавочной стоимости

Развитие капитализма характеризуется устойчивым возрастанием нормы прибавочной стоимости, представляющей собой отношение всей массы прибавочной стоимости к переменному капиталу или прибавочного рабочего времени к необходимому, выраженное в процентах m’ = m/v, где m’ — норма прибавочной стоимости, m — масса прибавочной стоимости, v — переменный капитал.

Между нормой и массой прибавочной стоимости существует функциональная связь. Если норма прибавочной стоимости отражает степень эксплуатации рабочего класса, то масса — абсолютную величину прибавочной стоимости (m) и равна стоимости авансированного переменного капитала (v), умноженной на норму прибавочной стоимости (m’).

Маркс отмечал, что «…норма прибавочной стоимости есть точное выражение степени эксплуатации рабочей силы капиталом, или рабочего капиталистом» [5]. По его расчётам, в середине 19 в. она составляла приблизительно 100%. Норма прибавочной стоимости в фабрично-заводской промышленности России в 1908 превышала 100% [6]. По расчётам исследователей-марксистов, норма прибавочной стоимости в обрабатывающей промышленности США составляла в %: 115 (1966, В. Перло, США), 118–120 (1955, В. М. Кудров и С. М. Никитин, СССР), 192 (1958, Е. С. Варга, СССР), 312 (1969, С. Л. Выгодский, СССР), 397 (1957, А. И. Кац, СССР), 1187 (1965–69, Ю. Кучинский, ГДР). Колебания в величине нормы прибавочной стоимости объясняются различиями в применяемой методике подсчёта. Но все эти расчёты свидетельствуют о росте нормы прибавочной стоимости с развитием капитализма. При этом следует иметь в виду влияние таких противодействующих факторов, как борьба рабочего класса, рост стоимости рабочей силы, борьба двух систем и т. п. Маркс отмечал, что возможное улучшение «…жизненного положения рабочего, ничего не меняет в природе и законе относительной прибавочной стоимости, ничего не меняет в том, что в результате повышения производительности труда всё более значительная часть рабочего дня присваивается капиталом. Отсюда видна вся вздорность попыток опровергнуть этот закон путём подбора статистических выкладок в доказательство того, будто материальное положение рабочего… улучшилось… вследствие развития производительной силы труда» [7].

Читать еще:  Периодичность текущих и капитальных ремонтов

3. Выводы из теории прибавочной стоимости

Учение о прибавочной стоимости позволило Марксу сформулировать основной экономический закон движения капиталистического общества, раскрыть объективные тенденции его развития, дало ключ к пониманию капиталистического способа производства. Поскольку присвоение классом капиталистов прибавочной стоимости, созданной рабочим классом, происходит в соответствии с внутренними законами капиталистического способа производства, и прежде всего с законом стоимости, то капиталистическая эксплуатация вытекает из самого существа капиталистических производственных отношений. Следовательно, освобождение рабочего класса от «наёмного рабства» невозможно в рамках буржуазного строя; для этого необходима социалистическая революция. Вместе с тем гигантское развитие производительных сил, которым сопровождается усиление эксплуатации труда капиталом, означает также создание и накопление материальных предпосылок, обусловливающих возможность социалистической революции. Таким образом, из теории прибавочной стоимости непосредственно следует вывод о непримиримости классовых противоречий между капиталом и наёмным трудом.

Прибавочный труд

Содержание

Прибавочный труд — концепция, которую использовал Карл Маркс в своей критике политической экономии.

Впервые термин был введен в книге Маркса «Нищета философии», написанной как критика книги Прудона «Система экономических противоречий, или философия нищеты» (The System of Economic Contradictions, or The Philosophy of Poverty, 1847 год).

Под понятием прибавочного труда подразумевается труд, затраченный сверх «необходимого труда» — труда, требуемого для производства средств существования рабочего. Согласно марксистской политической экономии прибавочный труд может быть назван неоплачиваемым трудом и рассматривается как основной источник капиталистической прибыли.

Источник прибавочного труда

Маркс объясняет природу прибавочного труда следующим образом:

«Лишь тогда, когда люди своим трудом уже выбились из первоначального животного состояния, когда, следовательно, сам их труд уже до известной степени стал общественным, — лишь тогда возникают отношения, при которых прибавочный труд одного человека становится условием существования другого. На начальных ступенях культуры производительные силы труда ничтожны, но таковы же и потребности, развивающиеся вместе со средствами их удовлетворения и в непосредственной зависимости от развития этих последних. Далее, на указанных первых ступенях относительная величина тех частей общества, которые живут чужим трудом, ничтожно мала по сравнению с массой непосредственных производителей. С ростом общественной производительной силы труда эти части возрастают абсолютно и относительно. Впрочем, капиталистические отношения возникают на экономической почве, представляющей собой продукт длительного процесса развития. Наличная производительность труда, из которой капитал исходит как из своей основы, есть не дар природы, а дар истории, охватывающей тысячи веков» [1] .

Историческое возникновение прибавочного труда, согласно Марксу, тесно связано с развитием торговли и зарождением общества, разделенного на социальные классы. Как только появляется возможность постоянного производства прибавочного продукта, встаёт морально-политический вопрос, как следует его распределять, и на благо кого будет затрачен прибавочный труд. Сильные подчиняют слабых, и, таким образом, социальная элита получает возможность жить за счет чужого труда, осуществляя контроль над работающим населением, его прибавочным трудом, а также создаваемым им прибавочным продуктом.

Труд, достаточно производительный для того, чтобы являть прибавочный труд, в денежной экономике является материальным основанием для присвоения прибавочной стоимости — результата этого труда. Как именно будет выглядеть и происходить это присвоение зависит от господствующих производственных отношений в обществе и соотношения сил между социальными классами.

По Марксу истоки капитала кроются в коммерческой деятельности, состоящей в купле ради продажи, кругообороте Д — Т — Д, именуемом «всеобщая формула капитала», целью которого является выручить из этого обращения прибавочную стоимость. Однако на начальных стадиях истории это никаким образом не затрагивало капиталистический способ производства, наоборот, торговые суда служили посредниками между некапиталистическими производителями. В течение продолжительного исторического пути старые способы извлечения прибавочного труда постепенно заменились коммерческими формами эксплуатации.

Прибавочный труд и эксплуатация

Эксплуатация возникает там, где присваиваемый прибавочный труд — будь то в форме прибавочной стоимости, прибавочного продукта или непосредственно прибавочного труда — отличается от превращенного прибавочного труда. Но как только появляются попытки заставить рабочих трудиться больше, тут же возникает сопротивление такой эксплуатации: забастовки, кампании профессиональных союзов, отказ от выполнения заданий, не предусмотренных по контракту, угрозы покинуть рабочее место и т. д. Решающими пунктами в определении общего затраченного прибавочного труда являются:

  • Продолжительность рабочего для (и недели) или, иными словами, общее количество времени сверхурочной работы
  • Интенсивность труда
  • Производительность труда (зависит также от используемых технологий)
  • Прожиточный минимум для рабочих
  • Сильные и слабые стороны нанимателей и рабочих
  • Уровень безработицы и количество незанятых рабочих мест

В первом томе «Капитала» Маркс изображает борьбу за рабочее время как ядро классового конфликта в капитализме. Однако, вопреки мнению многих марксистов, сам Маркс никогда не считал эксплуатацию в момент производства единственным существующим видом эксплуатации.

Прибавочный труд в капиталистическом обществе

В феодальном обществе зачастую было чётко определено, сколько дней в неделю крепостной или крестьянин работает на себя (необходимый труд), а сколько — на своего господина (прибавочный труд). Насчёт этого важного различия между барщинным и капиталистическим хозяйством Ленин пишет следующее:

«Необходимый и прибавочный труд (то есть труд, оплачивающий содержание рабочего, и труд, дающий неоплаченную прибавочную стоимость капиталисту) соединены вместе в один процесс труда на фабрике, в один фабричный рабочий день и т. д. Иначе обстоит дело в барщинном хозяйстве. Необходимый и прибавочный труд есть и здесь, как есть он и в рабском хозяйстве. Но эти оба вида труда разделены во времени и в пространстве. Крепостной крестьянин три дня работает на барина, три дня на себя. На барина он работает на помещичьей земле или над помещичьим хлебом. На себя он работает на надельной земле, добывая сам для себя и для своей семьи тот хлеб, который необходим на содержание рабочей силы для помещика». [2]

Однако при капитализме различие между необходимым и прибавочным трудом носит замаскированный, завуалированный характер, что связано с вовлечением в рыночные отношения. Многие люди являются действительно свободными агентами, имея возможность покупать или продавать труд на основе большего или меньшего доступа к рынку, а также имеют равные шансы улучшить своё положение в конкуренции с остальными. Однако владельцы солидных собственных средств входят на рынок с преимуществом по сравнению с неимущими людьми, которым не остаётся ничего, кроме как продавать свой труд, чтобы выжить. Это даёт собственникам власть над прибавочным трудом остальных. Когда уже подписан трудовой договор, кажется, что труд рабочего оплачивается за проработанные им часы, но Маркс утверждает, что рабочий добавляет своим трудом стоимость, бóльшую размера его заработной платы: он создаёт прибавочный труд.

Нанимая сотрудника или сотрудницу, работодатель не только терпит убытки, связанные с выплатой заработной платы по количеству отработанных часов, но также получает выгоду в размере прибавочной стоимости, которую создаёт рабочий (продукта прибавочного труда), большую затрат на наём рабочего. Эта выгода, по утверждению Маркса, отражается в виде валовой прибыли после вычета издержек, но единственным доказательством того, что она является результатом прибавочного труда, является тот факт, что стоимость произведенной продукции выше стоимости использованных для производства сырья и материалов. Экономическая связь между необходимым и прибавочным трудом с этого момента становится неявной, а деление доходов на заработную плату, прибыль и налоги становится исключительно вопросом распределения. Предсказать теоретически, как именно была порождена данная ценность можно совершенно различными способами.

Прибавочный труд и исторический материализм

В третьем томе «Капитала» Маркс обращает внимание на центральную роль, которую выполняет прибавочный труд:

«Та специфическая экономическая форма, в которой неоплаченный прибавочный труд выкачивается из непосредственных производителей, определяет отношение господства и порабощения, каким оно вырастает непосредственно из самого производства, и, в свою очередь, оказывает на последнее определяющее обратное воздействие. А на этом основана вся структура экономического строя, вырастающего из самых отношений производства, и вместе с тем его специфическая политическая структура. Непосредственное отношение собственников условий производства к непосредственным производителям — отношение, всякая данная форма которого каждый раз естественно соответствует определённой ступени развития способа труда, а потому и общественной производительной силе последнего, — вот в чём мы всегда раскрываем самую глубокую тайну, скрытую основу всего общественного строя, а следовательно, и политической формы отношений суверенитета и зависимости, короче, всякой данной специфической формы государства. Это не препятствует тому, что один и тот же экономический базис — один и тот же со стороны основных условий — благодаря бесконечно разнообразным эмпирическим обстоятельствам, естественным условиям, расовым отношениям, действующим извне историческим влияниям и т. д. — может обнаруживать в своём проявлении бесконечные вариации и градации, которые возможно понять лишь при помощи анализа этих эмпирически данных обстоятельств.» [3]

Читать еще:  Общественный класс собственников капитала 9 букв

Это утверждение является основой марксистского исторического материализма в той мере, что точно определяет, о чем, в конце концов, классовые конфликты в гражданском обществе: об экономии времени, которая принуждает одних выполнять работу, прибыль от которой частично или полностью достанется кому-то другому, в то время как другие могут заняться своим досугом, что на самом деле зависит от усилий рабочего.

В современном обществе решение работать или заниматься досугом стало свободным выбором каждого, однако для большей части человечества работа — абсолютная необходимость, и, следовательно, многие люди заинтересованы в реальных выгодах, которые они из неё извлекают. Они могут согласиться на различную степень эксплуатации своего труда, как на неизбежное условие существования, если они зависят от своего жалованья, но, в то же время, они будут всё больше и больше ей сопротивляться. Следовательно, в гражданском обществе, которое вводит ограничения на прибавочный труд различными способами, развиваются моральные и юридические нормы. Исправительные работы, рабство, повсеместное грубое обращение с рабочими и т. д. более неприемлемы, хотя продолжают встречаться. А условия труда и уровень оклада можно обжаловать в суде.

Прибавочный труд и неэквивалентный обмен

Маркс признавал, что прибавочный труд может быть присвоен не только непосредственно в процессе производства владельцами предприятия, но также в процессе торговли. В наши дни это явление носит название неэквивалентный обмен. Так, Маркс пишет:

«Исходя из возможности того, что прибыль может оказаться ниже прибавочной стоимости, капитал, стало быть, можно обменять с получением прибыли, не реализовав его по прямому назначению. Значит, не только единичные капиталисты, но и целые нации могут непрерывно совершать обмен друг с другом, более того, обмениваться бесконечно, но необязательно получая взамен равнозначное количество. Одна нация может беспрерывно присваивать себе прибавочный труд другой, ничего не возвращая обратно». [4]

В этом случае, бóльшее количество труда обменивается на меньшее количество труда, а большая стоимость — на меньшую, поскольку у одних рыночные позиции сильнее, в то время как у других — слабее. В основном, в «Капитале», Маркс предполагал равновесный обмен, то есть равенство спроса и предложения. Он аргументировал это тем, что, даже если предположить отсутствие неэквивалентного обмена в торговле при существовании рыночного равновесия, эксплуатация, тем не менее, будет существовать при капиталистических производственных отношениях, поскольку стоимость продукции, созданной рабочей силой, превышает стоимость самой рабочей силы. В то же время Маркс никогда не дополнял свой анализ исследованием мирового рынка.

В реальном мире, утверждают экономисты-марксисты, такие как, например, Самир Амин, неэквивалентный обмен, выраженный неявно как перенос ценности с одного место на другое через процесс торговли, можно наблюдать в любое время. Так, чем более «глобализированной» становится торговля, тем большее значение приобретает посредничество между потребителями и производителями. В результате, посредники присваивают львиную долю итоговой стоимости продукта, в то время как непосредственные производители должны довольствоваться лишь малой её частью.

Самым значительным неэквивалентным обменом в современной мировой экономике считается обмен сельскохозяйственных товаров на промышленные, то есть условия торговли, выгодные для обмена промышленных благ и невыгодные для обмена сельскохозяйственных. Как заметил Рауль Пребиш, это часто приводит к тому, что приходится производить всё больше и больше сельскохозяйственной продукции и продавать её, чтобы купить определенное количество промышленных товаров. Этот вопрос стал темой для горячих споров на последнем съезде ВТО.

Явление несправедливого или неэквивалентного обмена не предполагает наличия не только капиталистического способа производства, но и даже денег. Оно предполагает лишь то, что неэквивалентные стоимости обмениваются, и такая ситуация случалась не раз на пути всей истории человеческих торговых отношений.

Миф о прибавочной стоимости

На днях к одной из моих статей пришел такой вот комментарий: “Вранье. Сейчас все на чужих компьютерах работают. И даже если работают на своем оборудовании, все равно происходит эксплуатация. Потому что капиталист присваивает прибавочную стоимость”. Я не буду вдаваться в подробности контекста этого замечания. Для нас сейчас важно упоминание прибавочной стоимости в качестве опровержения моих слов. Это важно, потому что теория прибавочной стоимости играет важную роль в коммунистической доктрине, но не имеет ничего общего с реальной экономической наукой. Тем не менее, это не мешает использовать прибавочную стоимость в анти-рыночных построениях — и это проблема. Ведь мы не используем древне-вавилонские теории плоской земли или гипотезу о вонючем воздухе как причине болезней,имеющих вирусную и бактериальную природу, в современной астрономии и медицине. Почему же устарелые и откровенно ошибочные теории в экономике имеют право на существование?

Что такое прибавочная стоимость? Читаем в коммунистической энциклопедии: “Прибавочная стоимость — стоимость, создаваемая неоплаченным трудом наёмного рабочего сверх стоимости его рабочей силы и безвозмездно присваиваемая капиталистом. Прибавочная стоимость выражает специфически капиталистическую форму эксплуатации, при которой прибавочный продукт принимает форму прибавочной стоимости. Производство и присвоение прибавочной стоимости составляет сущность основного экономического закона капитализма”.

“Предпосылкой производства прибавочной стоимости является превращение рабочей силы в товар. Только на определённой ступени развития общества владелец денег находит на рынке свободного от средств производства рабочего, вынужденного продавать свою рабочую силу. Потребление её равнозначно созданию новой стоимости”.

Заметим, что ссылки в статье о прибавочной стоимости ведут только на двух авторов: Маркса и Ленина.

Проблема прибавочной стоимости состоит в том, что она противоречит экономической науке, не подтверждается эмпирически и претендует на очень многое. Прибавочная стоимость игнорирует теорию субъективной стоимости — т.е. основные законы образования цен на рынке.

Цены на товары в рыночной экономике образуются в результате спроса и предложения этого товара (т.е. желания приобрести этот товар у людей и его физического количества на рынке). При этом — что принципиально — желание приобрести (спрос) является ключевым для образования цены — договора между покупателями и продавцами — поскольку именно от субъективного желания людей зависит, сколько они готовы отдать за тот или иной товар. Таким образом, цена зависит исключительно от субъективных предпочтений экономических агентов, их взгляда на полезность того или иного товара. Как правило, если на товар есть спрос, но его количество ограничено различными факторами (например, ограничено объективным природным фактором, как ценные металлы и драгоценные камни или неурожай), то его цена будет выше, чем у товаров, чье предложение достаточно обильно на рынке. Механизм ценообразования легко доказать. Одним из примеров могут служить сезонные скидки (например, распродажа летних ботинок в зимний сезон, ибо зимой спрос на летние ботинки падает), или торговля на обычном базаре за тот или иной товар, повышение цены на артефакты и картины, скачки цен на зерно и нефть и т.д. Во всех этих случаях условия создания благ нисколько не меняются, затраченные на них материалы и труд не подлежат изменению, что хорошо доказывает ложность трудовой теории стоимости, обязанной своей популяризации Адаму Смиту (от авторитета которого и заразился Маркс).

С ценой на труд ситуация абсолютно идентична с другими товарами — наемный рабочий не сможет продать свои навыки дороже, чем за него готовы платить работодатели. Цена, тем самым, есть результат гибких договоров между экономическими агентами, а не некая объективная постоянная. Справедливая цена — это та цена, которая соответствует законам теории субъективной стоимости.

Итак, возвращаемся к прибавочной стоимости. Здесь вводятся сразу несколько избыточных параметров (лишних сущностей): есть некий неоплаченный труд, отдельно существующий от стоимости его рабочей силы, который и создает прибавочную стоимость. Иными словами, если можно это объяснить попроще, капиталист не доплачивает рабочему часть положенной ему платы. Наемный рабочий вынужден мириться с этим, чем капиталист пользуется и за счет чего обогащается.

Читать еще:  Цель капитального ремонта оборудования

Теперь представим, возможно ли существование прибавочной стоимости в рамках теории субъективной стоимости — т.е. в реально существующем мире. Разумеется нет — поскольку цену на товар диктует не капиталист, а миллионы покупателей на рынке. Точно также, никакой капиталист не в состоянии платить наемному рабочему меньше, чем установлено на рынке, ведь работник может попросту уйти на другое место работы, где ему будут платить рыночную цену на его труд. Коммунистическая доктрина наделяет мифического капиталиста почти божественной властью влиять на цены и отделять от цены некую отдельную стоимость, которую он может присвоить. Маркс полагал, что производя некий товар, рабочий создает дополнительную стоимость, которая по праву принадлежит ему (почему это не так — опять же см. в упомянутой статье). Т.е. товар — не просто товар, а труд рабочего как таковой + затраченный им в ходе производства. И его стоимость складывается из этих величин. Я думаю, вы уже поняли, что в реальности труд рабочего— это товар, который продается и покупается и его некорректно разделять на несколько частей, одни из которых можно оставить не оплаченными, а другие оплатить. Ни одна из сих величин не имеет объективного выражения, которое можно сложить, умножить, отнять и получить некую нужную сумму, которая будет отражать реальное положение дел в экономике. Нельзя также сказать, что наемный рабочий вынужден продавать свой труд, не спросив об этом его самого — ведь далеко не каждый хочет иметь свое предприятие и вполне удовлетворен жизнью прекариата — т.е. человека, который не связан жесткими контрактами и обязательствами с кем-либо и может гибко подходить к вопросу смены работы. Нельзя сказать и про пролетариат, что он живет в зависимости от работодателя, учитывая, как пролетарии способны парализовывать работу предприятий своим недовольством или профсоюзными ограничениями, которые накладываются на работодателей.

Таким образом, основа марксизма, т.е. утверждение, на котором стоит вся теория классовой борьбы, есть просто анти-научное заблуждение германо-еврейского философа XIX-го столетия.

Давайте также рассмотрим, почему рабочие получают меньше, чем их начальники. Об этом я уже писал в упомянутой выше статье, так что просто сам себя процитирую: “Работник получает свою работу за продукт, который еще не реализован. И чем “младше” работник — тем дальше его работа отстоит от реализации того, во что внес он свой вклад (скажем, грузчик, который только разгружает сырье). Чем старше должность, тем ближе его работа стоит к реализации продукта. Т.е. , упрощенно говоря, работодатель получает больше, но и рискует больше, и ждет дольше. Работник от этих проблем освобожден. Ему не нужно переживать о сделках, подписывать долгосрочные контракты и т.д. Разумеется, эта схема очень упрощенная, но в целом ситуацию отражает верно. И конечно же, это никак не отменяет теорию субъективной ценности. Цена на труд каждого из работников, от мала до велика, определяется спросом и предложением их труда. Спрос определяется субъективными причинами, выбором экономических агентов”.

Если вы считаете, что теория субъективной стоимости ложна — а это принципиально важно для правоты всей этой статьи — я предлагаю опровергнуть примеры такого ценообразования, которые перечисляю ниже и доказать, что трудовая теория стоимости (на которой и основаны заблуждения Маркса) способна объяснить формирование цен.

  • скидки и акции (что меняется в соотношении затраченных материалов и труда)
  • сезонные изменения цен (что меняется в соотношении затраченных материалов и труда)
  • фьючерсные контракты (что меняется в соотношении затраченных материалов и труда)
  • влияние войн, погоды, политической нестабильности, болезней и голода на цены (что меняется в соотношении затраченных материалов и труда)
  • влияние количества товара на цены
  • возникновение дефицита в результате государственного регулирования цен
  • влияние роста предложения на понижение цен
  • падение покупательной способности денег в результате непропорционального к производству (в рамках коэффициента монетизации экономики) увеличения их количества

Маркс о неоплаченном труде

Карл Маркс (1818-1883) — основоположник научного коммунизма, революционер, учитель и вождь международного пролетариата.

Итак, форма заработной платы стирает всякие следы разделения рабочего дня на необходимый и прибавочный, на оплаченный и неоплаченный труд. Весь труд выступает как оплаченный труд. При барщинном труде труд крепостного крестьянина на самого себя и принудительный труд его на помещика различаются между собой самым осязательным образом, в пространстве и времени. При рабском труде даже та часть рабочего дня, в течение которой раб лишь возмещает стоимость своих собственных жизненных средств, в течение которой он фактически работает лишь на самого себя, представляется трудом на хозяина. Весь его труд представляется неоплаченным трудом. Наоборот, при системе наемного труда даже прибавочный, или неоплаченный, труд выступает как оплаченный. Там отношение собственности скрывает труд раба на себя самого, здесь денежное отношение скрывает даровой труд наемного рабочего.

Понятно поэтому то решающее значение, какое имеет превращение стоимости и цены рабочей силы в форму заработной платы, т. е. в стоимость и цену самого труда. На этой форме проявления, скрывающей истинное отношение и создающей видимость отношения прямо противоположного, покоятся все правовые представления как рабочего, так и капиталиста, все мистификации капиталистического способа производства, все порождаемые им иллюзии свободы, все апологетические увертки вульгарной политической экономии.

Если всемирной истории потребовалось много времени, чтобы вскрыть тайну заработной платы, то, напротив, нет ничего легче, как понять необходимость, raisons d’etre [смысл, основание] этой формы проявления.

Обмен между капиталом и трудом воспринимается первоначально совершенно так же, как купля и продажа всякого другого товара. Покупатель дает известную сумму денег, продавец — предмет, отличный от денег. Юридическое сознание видит здесь в лучшем случае лишь вещественную разницу, которая выражается в юридически эквивалентных формулах: «do ut des», «do ut facias», «facio ut des» и «facio ut facias» [«даю, чтобы ты дал», «даю, чтобы ты сделал», «делаю, чтобы ты дал» и «делаю, чтобы ты сделал»].

Далее: так как меновая стоимость и потребительная стоимость сами по себе величины несоизмеримые, то выражения «стоимость труда», «цена труда» кажутся не более иррациональными, чем, например, выражения «стоимость хлопка», «цена хлопка». Сюда присоединяется еще то обстоятельство, что рабочий оплачивается после того, как он доставил свой труд. В своей функции средства платежа деньги задним числом реализуют стоимость, или цену, доставленного предмета, следовательно, в данном случае стоимость, или цену, доставленного труда. Наконец, той «потребительной стоимостью». которую рабочий доставляет капиталисту, является в действительности не рабочая сила, а ее функция, определенный полезный труд, труд портного, сапожника, прядильщика и т. д. Что этот же самый труд, с другой стороны, есть всеобщий созидающий стоимость элемент, — свойство, отличающее его от всех других товаров, — это обстоятельство ускользает от обыденного сознания.

Если мы станем на точку зрения рабочего, который за свой двенадцатичасовой труд получает стоимость, созданную шестичасовым трудом, скажем 3 шилл., то для него двенадцатичасовой труд действительно есть лишь средство купить 3 шиллинга. Стоимость его рабочей силы может изменяться вместе со стоимостью привычных для него жизненных средств; повыситься с 3 шилл. до 4 или упасть с 3 шилл. до 2; или, при неизменной стоимости рабочей силы, цена ее вследствие колебаний спроса и предложения может подняться до 4 шилл. Или упасть до 2 шилл., — во всех этих случаях рабочий одинаково дает 12 часов труда. Поэтому всякая перемена в величине получаемого им эквивалента необходимо представляется ему изменением стоимости, или цены, его 12 рабочих часов. Это обстоятельство привело А.Смита, рассматривавшего рабочий день как величину постоянную, к обратной ошибке: к утверждению, что стоимость труда постоянна, несмотря на то, что стоимость жизненных средств изменяется, и потому один и тот же рабочий день может выразиться для рабочего в большем или меньшем количестве денег.

Возьмем, с другой стороны, капиталиста. Он хочет получить возможно больше труда за возможно меньшее количество денег. Поэтому практически его интересует лишь разница между ценой рабочей силы и той стоимостью, которую создает ее функционирование. Но он старается купить возможно дешевле все товары и всегда видит источник своей прибыли в простом надувательстве, в купле ниже и продаже выше стоимости. Следовательно, он далек от понимания того обстоятельства, что если бы действительно существовала такая вещь, как стоимость труда, и он действительно уплачивал бы эту стоимость, то не могло бы существовать никакого капитала, его деньги не могли бы превратиться в капитал.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector