Kafe-sviaz.ru

Финансовый журнал
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Капиталистическая монополия это в истории

МОНОПОЛИЯ КАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ

Antinazi. Энциклопедия социологии , 2009

Смотреть что такое «МОНОПОЛИЯ КАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ» в других словарях:

МОНОПОЛИЯ КАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ — англ. monopoly, capitalist; нем. Monopol, kapitalistisches. Крупное предприятие, фирма или объединение, союз, возникающие вследствие концентрации производства и капитала, сосредоточивающие в своих руках значительную часть производства и сбыта той … Толковый словарь по социологии

Монополия — (Monopoly) Монополия это абсолютное преобладание в экономике единоличного производителя или продавца продукции Определение монополии, виды монополий и их роль в развитии рыночной экономики государства, осуществление государством контроля за… … Энциклопедия инвестора

Капиталистическая система мирового хозяйства — совокупность международных экономических взаимосвязей и взаимоотношений стран несоциалистического мира. Охватывает как капиталистически развитые государства, так и экономически отсталые страны. В её основе лежат господство частной… … Большая советская энциклопедия

Капитализм — (Capitalism) Капитализм это общественно экономическая формация, основанная на частной собственности, эксплуатации наёмного труда и признающая главенство капитала История капитализма, модели капитализма, основные понятия капитала, становление… … Энциклопедия инвестора

Капитал — (Capital) Капитал это совокупность материальных, интеллектуальных и финансовых средств, используемых для получения дополнительных благ Определение понятия капитала, виды капитала, рынок капитала, кругооборот капитала, проблема оттока… … Энциклопедия инвестора

Национализация — (Nationalization) Национализация это передача в собственность государства имущества, принадлежащего частным лицам или акционерным обществам Национализация банков, методы национализации, формы национализации, национализация земли, промышленности и … Энциклопедия инвестора

Национализация — переход из частной собственности в собственность государства земли, промышленности, транспорта, связи, банков и т.д. Н. имеет различное социально экономическое и политическое содержание в зависимости от того, кем, в интересах какого… … Большая советская энциклопедия

СССР. Феодальный строй — В 1 й половине 1 го тыс. н. э. у народов Северного Причерноморья, Кавказа и Средней Азии рабовладельческий строй находился в состоянии упадка. На смену ему шла новая общественно экономическая формация Феодализм. Феодальные отношения,… … Большая советская энциклопедия

Великобритания (государство) — Великобритания (Great Britain); официальное название ‒ Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии (The United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland). I. Общие сведения В. ‒ островное государство на С. З. Европы; занимает… … Большая советская энциклопедия

Великобритания — I Великобритания (Great Britain) остров в Атлантическом океане, входящий в группу Британских островов (См. Британские острова). См. Великобритания (государство). II Великобритания (Great Britain) официальное название Соединённое… … Большая советская энциклопедия

Капиталистические монополии

На рубеже XIX и XX вв. капитализм претерпел качественные изменения, он превратился в монополистический капитализм, или империализм.

С переходом к монополистическому капитализму сохраняются все коренные черты капитализма как способа производства. В то же время капитализм приобрёл некоторые новые черты, которые составляют специфические особенности монополистического капитализма.

До империализма капитализм характеризовался господством свободной конкуренции. Производство товаров было распылено среди множества разрозненных предприятий отдельных капиталистов, выпускавших продукцию на неизвестный рынок. Происходил свободный перелив капитала из одних отраслей производства в другие. Монополистический капитализм характеризуется господством монополий, приходящим на смену господству свободной конкуренции.

Современный капитализм характеризуется тем, что смена господства свободной конкуренции господством монополий завершилась, и исполинские монополии, сосредоточив в своих руках подавляющую часть общественного производства, господствуют над жизнью нации.

Закономерности возникновения монополий, их сущность и формы

Высокий уровень концентрации капитала и производства — основа возникновения монополий

В. И. Ленин показал, что «свободная конкуренция порождает концентрацию производства, а эта концентрация на известной ступени своего развития ведет к монополии» [1] .

Погоня капиталистов за всё большей нормой и массой прибавочной стоимости и конкурентная борьба между ними влекли за собой концентрацию и централизацию капитала и концентрацию производства. При капитализме условием концентрации производства является концентрация и централизация капитала. Предприниматель может расширять свой завод или фабрику лишь по мере того, как в его руках скапливается капитал всё большей величины. Концентрация производства в свою очередь влечёт за собой концентрацию и централизацию капиталов. Крупные предприятия имеют преимущества перед мелкими и в производстве, и в обращении. Они обладают и большей конкурентной способностью.

Концентрация капитала в руках крупных предпринимателей расширяла возможности применения в производстве новейших технических достижений. Стремление к получению избыточной прибавочной стоимости — сверхприбыли побуждало капиталистов вводить новую технику. Процесс количественного накопления технических новшеств, осуществлённых на различных промышленных предприятиях, на определённом этапе привёл к качественным изменениям в характере и уровне техники. Эти изменения наступили во второй половине XIX в., особенно в последней его трети.

Важнейшими техническими достижениями того времени были: изобретение бессемеровского конвертера (1885 г.) и мартеновской печи (1864 г.), ознаменовавшие революцию в методах выплавки стали; появление домен с суточной мощностью в 100 тонн (конец 70-х годов); внедрение мощных паровых молотов; применение новых способов выработки продукции в химической промышленности; появление в конце 70-х и в начале 80-х годов таких технических новинок, как телефон, тормоз Вестингауза и т. п.; применение в производстве и на транспорте двигателей внутреннего сгорания; возникновение и развитие новых отраслей производства — добычи и переработки нефти, электротехники, автомобилестроения.

МОНОПОЛИИ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИЕ

МОНОПОЛИИ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИЕ

греч. monopolia, от monos — один только и poleo — продаю) — объединения капиталистов, возникающие на основе высокого уровня концентрации и централизации произ-ва и капитала, получающие благодаря своему высокому удельному весу в экономике возможность устанавливать монопольные цены, извлекая т. о. сверхприбыль. М. к., основанные на концентрации и централизации произ-ва, характерны и типичны для эпохи империализма. Различают след. формы М. к.: 1) картель — соглашение самостоятельных в коммерческом и в производственном отношении капиталистов о единой политике в области цен и пр.; 2) синдикат — соглашение самостоятельных в производственном отношении капиталистов о совместной продаже через общий сбытовой орган; 3) трест — объединение лишенных коммерч. и производств. самостоятельности фирм, управляемых непосредственно из одного центра; 4) концерн — объединение предприятий, банков, торговых фирм и т. п. на основе общей финанс. зависимости от определенной группы капиталистов; 5) финансовая группа — объединение формально самостоят. концернов и др. видов М. к. посредством системы участий и финанс. зависимости от головного об-ва, т. н. «финансового дома» (дом Морганов, Рокфеллеров и др.). После 2-й мировой войны усилились междунар. М. к. Наряду с возрождением междунар. картелей старого типа (азотной, нефтяной и др.) сложились новые формы М. к., в к-рых принимает активное участие государство, — отраслевые монополии, распространяющиеся на ряд стран: Европейское объединение угля и стали в металлургии, «Еврошимик» в химии и др.

Тенденцию к образованию М. к. отметил впервые К. Маркс. Он считал, что концентрация и централизация капитала логически ведут к приобретению отд. капиталистами исключит. положения, что позволяет им получать прибыль выше средней (сверхприбыль), в отличие от капиталистов, к-рые извлекают сверхприбыль в силу технических преимуществ над конкурентом (например, лучшие машины и пр.) (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 25, ч. 1, с. 480-81). Это положение легло в основу теории М. к., разработанной В. И. Лениным. В. И. Ленин выделил след. этапы в развитии М. к.: 1) 1860-е и 1870-е гг. — высшая предельная ступень развития свободной конкуренции; монополии лишь едва заметные зародыши. 2) После кризиса 1873 — широкая полоса развития картелей, но они представляют еще исключение, быстро распадаются. 3) Подъем конца 19 в. и кризис 1900-03 — картели становятся одной из основ экономики. Капитализм превращается в империализм (см. Соч., т. 22, с. 190). В начале 20 в. окрепли концерны и тресты. С 1900 по 1907 число трестов в США увеличилось с 185 до 250. С 1895 по 1911 число учреждений, входивших в сферу деятельности 6 берлинских банковских концернов, выросло с 42 до 450. Появились междунар. монополии. К началу 1-й мировой войны было 114 междунар. картелей в добывающей, химич., металлургич., электротехнич. и др. отраслях пром-сти. После войны усиливается процесс проникновения банковских М. к. в пром-сть с помощью системы участия и персональной унии, сращивание их с пром. М. к., образование финанс. капитала и олицетворяющей его финансовой олигархии. В ходе кризиса 1929-33 укрепляются финанс. группы. Классич. страной М. к. стали США. После 2-й мировой войны в экономич. и политич. жизни капиталистич. стран возросла роль государственно-монополистического капитализма. Гос. формы регулирования экономики зародились уже в годы 1-й мировой войны. После 2-й мировой войны этот процесс углубился и расширился. Капиталистич. гос-ва проводят «планирующие» мероприятия, используют бюджет и др. рычаги воздействия на экономику в выгодном для М. к. направлении. Гос-во, оставаясь «комитетом по управлению» всего класса буржуазии, соединяется с монополиями в единый механизм эксплуатации и угнетения, выступает как выразитель интересов финанс. олигархии. Монополистич. капитал, полностью захватив осн. материальные средства, не делит ни с кем политич. власть. Он установил свою диктатуру — диктатуру меньшинства над большинством, диктатуру капиталистич. монополий над обществом. Гос. аппарат используется теперь для подавления не только трудящихся, но и немонополистич. буржуазии. В этих целях, в частности, после 2-й мировой войны небывало усилили свою деятельность различные предпринимательские орг-ции и союзы (Нац. орг-ция промышленников в США, Федеральный союз промышленников в ФРГ, Федерация брит. пром-сти в Англии и др.); одновременно они являются проводниками влияния М. к. на гос-во. Помимо этого, М. к. выработали много других способов подчинения гос-ва своим интересам: посредством лобби, путем контроля над гос. аппаратом через политич. лидеров, путем прямого участия в управлении гос-вом. В обстановке гонки вооружений М. к. (напр., в США) вовлекают гос-во в непроизводит. военное произ-во через систему гос.-монополистич. капитализма, обеспечивая себе высокие прибыли. Для совр. М. к. характерно громадное обобществление произ-ва. Напр., «Юнайтед Стейтс стил» (США) произвела в 1963 больше стали, чем Франция и Италия, вместе взятые; англо-голл. концерн «Юнилевер» имеет св. 400 филиалов в разных частях земного шара. К концу 1965 св. 1/3 пром. произ-ва капиталистич. стран приходилось на долю 500 самых крупных фирм. После 2-й мировой войны М. к. претерпели большие структурные изменения. Происходит стирание граней между пром. концернами, к-рые осуществляют свою власть при помощи финанс. контроля, и банками, захватывающими контрольные пакеты акций в пром. концернах. М. к. развиваются неравномерно. Для совр. этапа характерен бурный рост монополий электронной, химич., автомобильной пром-сти и др. (напр., с 1957 по 1964 10 крупнейших зап.-европ. металлургич. концернов увеличили оборот в 1,5 раза, а 10 ведущих химич. концернов за тот же период — более чем в 2 раза). В то же время крах колон. системы нанес ощутимый удар по «старым» колон. М. к. Так, в результате потери Конго прибыли бельгийской «Юнион миньер» упали с 191 млн. долл. в 1957 до 13 млн. долл. в 1963. В освободившиеся страны проникают М. к., ранее не игравшие там заметной роли; особые экспансионистские устремления проявляют концерны ФРГ. Вместе с тем в нек-рых бывших колон. странах (Индия, Пакистан и др.) выросли и окрепли М. к. нац. буржуазии.

Читать еще:  Капитальный ремонт двигателя гост

Господство М. к. ведет к резкому обострению всех противоречий капитализма, в первую очередь между монополиями и рабочим классом. Клас. борьба приобретает наиболее острые формы. М. к. эксплуатируют трудящихся не только внутри страны, но и в других странах, особенно в колониальных и экономически слаборазвитых. В М. к. наиболее полно выражается осн. противоречие капитализма — противоречие между обществ. характером произ-ва и частнокапиталистич. формой присвоения. Монополии ускоряют развитие материальных и субъективных предпосылок социалистич. революции. —***—***—***—

Таблица. Крупнейшие промышленные монополии капиталистического мира в 1964 [s]МОНОПОЛ_КАП.JPG[/s]

В период зарождения М. к. бурж. теоретики В. Зомбарт («Современный капитализм», пер. с нем., 2 изд., т. 1, М.-Л., 1931), Д. А. Гобсон («Империализм», пер. с англ. М., 1927) и др. заявляли, что у М. к. впереди неограниченные возможности развития. В 1910-20-х гг. делались попытки представить М. к. как «искажение» уже не существующей свободной конкуренции и преуменьшить путем статистич. комбинаций мощь М. к. В 1930-е гг. появилась концепция амер. экономиста Э. Чемберлина («Теория монополистич. конкуренции», пер. с англ., М., 1959), суть к-рой в отрицании М. к. как новой экономич. категории. Чемберлин определяет монополии как контроль одного лица или компании над сбытом товаров. Если в какой-либо отрасли имеется несколько компаний, то они якобы не являются монополиями. Если имеются две компании, то имеет место т. н. дуополия, а если возникает большее количество компаний, создается олигополия. И так как почти во всех отраслях пром-сти господствует несколько трестов, то такое толкование монополий используется в целях преуменьшения их роли в экономике капиталистич. стран. Теория Чемберлина несостоятельна, ибо абсолютный контроль отдельной компании над сбытом товаров является исключением, а не правилом. Даже тогда, когда создается такая монополия, она сталкивается с конкуренцией капиталистов, производящих заменители этого товара. Чемберлин развивает также теорию т. н. дифференциации товаров, согласно к-рой любое предприятие, независимо от уровня концентрации, является монополистическим, если производимые им товары отличаются от др. товаров цветом, формой или к.-л. другими свойствами. Из этого делается вывод, что совр. тресты не являются монополиями, мелкие же предприятия, производящие товары, чем-либо отличающиеся от других товаров, таковыми являются. Так затушевывается действит. природа монополий. Другой амер. бурж. экономист Дж. Галбрейт (J. К. Galbraith, The liberal hour, Boston, 1960), представитель либерального направления, не отрицает господств. роли монополий в экономике. Но он утверждает, что те же законы, к-рые вызывают их образование, приводят к возникновению «уравновешивающих сил», к-рые якобы нейтрализуют отрицат. влияние монополий на экономику. К противодействующим силам Галбрейт относит пр-во, потребительские об-ва и профсоюзы. Близки к теории Галбрейта взгляды амер. экономиста А. А. Берли (A. A. Berle, Power without property, N. Y., 1959). Согласно пропагандируемой Берли «теории управленческой революции», власть в концерне перешла от держателей акций к наемным управляющим — мэнеджерам. Эти взгляды получили широкое распространение после 2-й мировой войны, когда скрыть или преуменьшить господство М. к. стало невозможно. Бурж. «теоретики» переходят к прямой апологии М. к., выступая за дальнейший рост их влияния, считая, что оно благоприятно отразится на экономич. и политич. жизни нации. С. Флоренс («Структура промышленности и управление предприятиями Британии и США», пер. с англ., М., 1958), Р. Эдуардс и Х. Таунсенд (R. Edwards and H. Townsend, Business enterprise, its growth and organisation, L., 1961) и др. превозносят организованность и планомерность, якобы существующие в М. к., затушевывая их клас. сущность. Бурж. апологетам вторят реформисты. Англ. лейбористский теоретик Дж. Стрейчи (Strachey J., Contemporary capitalism, L., 1956) выдвигает т. н. «теорию уравновешивающих сил». Признавая господств. роль М. к. в совр. капиталистич. мире, он, так же как и Галбрейт, считает, что их действия нейтрализуются в то же время др. «монополиями», к к-рым он относит и профсоюзы. Бурж. и реформистские теории М. к. пытаются фактически доказать, что нет никакой необходимости в замене монополистич. капитализма социализмом, что сам капитализм вырабатывает условия для своего совершенствования. Все эти теории пытаются замаскировать или прямо оправдать М. к. в условиях, когда уже сложилась мировая система социализма, свидетельствующая о том, что капиталистич. система исторически изжила себя.

Читать еще:  Складочный и уставной капитал отличие

Лит. (кроме указ. в статье): Маркс К., Капитал, т. 3, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 25, ч. 2; Ленин В. И., Империализм, как высшая стадия капитализма, Соч., 4 изд., т. 22; его же, Империализм и раскол социализма, там же, т. 23; Программа КПСС. Принята XXII съездом КПСС, М., 1965, ч. 1; Изменения в экономич. структуре стран Зап. Европы, под ред. Е. Л. Хмельницкой, М., 1965; Критика теорий совр. бурж. экономистов, под ред. И. Дворкина, М., 1963; Варга Е., Очерки по проблемам политэкономии капитализма, М., 1964; Выгодский С., Очерки теории современного капитализма, М., 1961; Драгилев М., Руденко Г., Монополистический капитализм, 1961; Меньшиков С. М., Миллионеры и мэнеджеры, М., 1965; Мотылев В. Е., Финансовый капитал и его организац. формы, М., 1959; Перло В., Империя финанс. магнатов, пер. с англ., M., 1958; Организация производства на пром. предприятиях США. Под ред. Ф. А. Хейнмана, М., 1960; Wer geh?rt zu wem. Mutter- und T?chtergesellschaften von A bis Z, 6 Aufl., Hamb., 1964; Handbuch der deutschen Aktiengesellschaften 1963-1964; Moody´s industrial manual, N. 4., 1965; Moody´s Bank and finance manual. 1965, N. Y., 1965; The stock exchange official yearbook, L., 1964.

Монополии

Как можно предотвратить в капиталистическом обществе, свободном от государственного контроля, появление могущественных монополий, способных захватить контроль над всей экономикой?

Одна из наиболее распространенных экономических ошибок — пропагандировавшееся Карлом Марксом и принимаемое сегодня многими, включая бизнесменов, утверждение, что развитие монополий — существенный и неизбежный результат функционирования свободной нерегулируемой экономики. На самом деле верно обратное: именно свободный рынок не допускает развития монополий.

Необходимо четко и конкретно трактовать понятие «монополия». Рассуждая в политическом или экономическом контексте об опасности монополий и чинимом ими зле, люди чаще всего имеют в виду «принудительные монополии» — то есть единолично контролирующие ту или иную сферу производства, где отсутствует конкуренция. В этом случае монополия может придерживаться любой производственной политики и устанавливать любые цены, не оглядываясь на рынок, независимо от закона соотношения спроса и предложения. Важно отметить: такая монополия влечет за собой не отсутствие, а невозможность конкуренции. Это характерный признак принудительной монополии, о котором необходимо помнить, выдвигая любые обвинения в ее адрес.

За всю историю капитализма никому не удалось установить принудительную монополию на свободном рынке посредством свободной конкуренции. Запретить конкуренцию в той или иной сфере производства можно единственным способом — с помощью закона. Любая существовавшая и существующая искусственная монополия — в США, Европе, в любой стране мира, — стала возможной и была создана с помощью государства: посредством выдачи специальных разрешений, лицензий, субсидий, законодательных актов, дарующих особые привилегии (невозможные на свободном рынке) какому-либо лицу или группе лиц, а также посредством прямых запретов конкурировать с ними.

Искусственная монополия — не результат деятельности свободного рынка. Она — результат упразднения свободного рынка в пользу иного принципа — принципа государственности.

В нашей стране искусственной монополией являются коммунальные службы: государство предоставляет им право оказывать услуги на определенной территории, запрещая другим компаниям действовать одновременно с ними. К примеру, потенциальный конкурент, вздумавший предоставлять в том же районе электричество, не сможет этого сделать по закону. Также искусственно монополизирована услуга телефонной связи. Во время Второй мировой войны государство слило в единую монополию и две существовавшие ранее телеграфные компании — Western Union и Postal Telegraph.

В сравнительно свободную эпоху американского капитализма, в конце XIX — начале XX века, было предпринято множество попыток монополизировать рынки различных сырьевых товаров (самые известные примеры связаны с рынками хлопка и пшеницы), закрыв соответствующую отрасль для конкурентов, и получать огромные прибыли, вздувая цены. Но все эти попытки провалились. Люди, предпринимавшие их, были вынуждены сдаться — или обанкротиться. Их победила не сила закона, а сила свободного рынка.

Нас часто спрашивают: а что, если крупная и богатая компания начнет скупать своих мелких конкурентов или выдавливать их с рынка, снижая цены или продавая товары себе в убыток? Сможет ли она захватить рынок, чтобы впоследствии вздуть цены и остановиться в своем развитии, не боясь конкуренции? Наш ответ: такого не может быть. Если компания несет значительные убытки, пытаясь выдавливать с рынка конкурентов, она вынуждена будет устанавливать высокие цены, чтобы покрыть убытки. Это станет сигналом для новых конкурентов, которые получат возможность выйти на рынок, чтобы получить выгоды от его высокой доходности: ведь им не придется покрывать свои потери! Новые конкуренты вынудят цены вновь вернуться к рыночному уровню. Крупная компания, таким образом, будет вынуждена оставить попытки установить монопольные цены — или обанкротиться в борьбе с конкурентами, которых ее собственная политика привлекла на рынок.

Ни одной компании не удалось выиграть ни одну «ценовую войну» в попытках создать монополию или установить цены выше рыночных, игнорируя закон соотношения спроса и предложения, — это исторический факт. При этом ценовые войны помогали повысить экономическую эффективность конкурирующих компаний, — и, таким образом, шли на пользу обществу, обеспечивая выход на рынок товаров более высокого качества по более низким ценам.

Читать еще:  Материнский капитал на строительство дачи

Рассматривая данную проблему, люди часто игнорируют важнейшую роль рынка капитала в свободной экономике. Об этом говорит Алан Гринспен в своей статье «Антимонополия» (глава 4 наст. изд.): если выходу на тот или иной рынок не препятствуют правительственные предписания, разрешения и субсидии, то «основным регулятором конкуренции в свободной экономике является рынок капитала. Пока перемещение капитала остается свободным, он будет стремиться в ту отрасль, которая обещает максимальную прибыль».

Инвесторы всегда ищут наиболее выгодного применения своим капиталам. Таким образом, если определенная сфера производства обещает высокую доходность (особенно если доходность обеспечивают высокие цены, а не низкие издержки), бизнесмены и инвесторы непременно придут на соответствующий рынок. И, поскольку предложение соответствующей продукции будет расти относительно спроса, цены на нее неизбежно поползут вниз. «Рынок капитала — пишет Гринспен, — выступает в роли регулятора цен, но при этом не обязательно регулирует доходы. Он позволяет каждому предпринимателю заработать столько, сколько он сможет, снижая издержки и повышая эффективность производства в сравнении с конкурентами. Таким образом, мы наблюдаем создание механизма, стимулирующего рост производительности и, в результате, способствующего повышению качества жизни».

Свободный рынок не оставляет экономически безнаказанными ни отсутствие эффективности, ни застой в любой из сфер производства. Рассмотрим для примера хорошо известный случай из истории автомобильной индустрии США. В определенный период Ford Т, созданный Генри Фордом, занимал основную часть рынка автомобилей. Но когда компания Форда начала стагнировать, отказываясь от стилистических изменений этой модели: «Вы можете выбрать Ford Т любого цвета, при том условии, что он будет черным», — General Motors со своим более внешне привлекательным Chevrolet отнял у Форда значительную долю рынка. И тогда компания Ford была вынуждена изменить свою политику, чтобы быть в состоянии угнаться за конкурентами. И подобные примеры можно найти в истории практически любой отрасли производства.

Если мы рассмотрим единственный вид монополии, который может существовать при капитализме, — непринудительную монополию, — мы увидим, что ее производственная политика и устанавливаемые ею цены зависят от рынка, на котором она действует, и подчиняются закону соотношения спроса и предложения. Мы поймем, что нет никакого смысла в том, чтобы сдерживать развитие подобных монополий.

К примеру, если в небольшом городке работает лишь одна аптека, которой с трудом удается сводить концы с концами, ее владельца можно назвать «монополистом» — однако в данном контексте никто не будет использовать подобный термин. Для второй аптеки в этом городе нет рыночной ниши и возможностей для развития, для нее не наберется достаточно покупателей. Но если город будет расти, единственная аптека никакими силами не сможет предотвратить появление конкурентов.

Часто полагают, что добыча полезных ископаемых — отрасль, особенно подверженная опасности монополизации, поскольку ресурсы, добываемые из земных недр, существуют в конечном количестве, и считается, что какая-нибудь компания вполне может постараться захватить контроль над всеми ископаемыми определенного вида. Однако заметьте: канадская компания International Nickel производит более двух третей всего мирового никеля — но все же не устанавливает на него монопольные цены. Ее цены таковы, как будто на рынке существует сильная конкуренция, — и она действительно существует. Никель (в форме сплавов и нержавеющей стали) конкурирует с алюминием и многими другими материалами. Редко признаваемый принцип, действующий в подобных случаях, заключается в том, что ни один продукт, товар или материал не является и не может быть критично необходимым для экономики без привязки к цене. Один товар может быть предпочтительнее других товаров. К примеру, когда цены на каменный уголь росли (из-за того, что Джон Льюис искусственно поднимал заработные платы до экономически неоправданных цифр), это стало причиной массового перепрофилирования в ряде отраслей, где стали использоваться нефть и газ. Свободный рынок защищает себя сам.

Если компания сумела установить непринудительную монополию в той или иной отрасли, если ей удалось привлечь всех потребителей, не используя дарованные правительством привилегии, но лишь увеличивая эффективность производства, предлагая товар по более низким ценам либо более высокого качества, чем конкуренты, — подобную монополию не в чем упрекнуть. Наоборот, такая компания достойна всяческих похвал и наивысших оценок.

Никто не может предъявлять моральные претензии к конкурентам, не будучи в состоянии соответствовать им по эффективности производства. Людям нет резона покупать товары худшего качества по более высоким ценам только для того, чтобы поддержать на плаву неэффективную компанию. В условиях капитализма любой человек, любая компания имеют право победить конкурентов, если они в состоянии сделать это. Именно так свободный рынок награждает способных к выгоде каждого.

Чаще всего противники капитализма в связи с обсуждаемой проблемой приводят пример бакалейной лавочки на углу, вытесненной из бизнеса большим сетевым супермаркетом. В чем же основной смысл этого примера? Не в том ли, что живущие по соседству люди должны продолжать делать покупки в старой лавке, несмотря на то, что новый супермаркет предлагает им лучший сервис за меньшие деньги, помогая сэкономить? В этом случае и сам супермаркет, и покупатели, живущие по соседству, достойны наказания во имя защиты застойного существования старого бакалейщика. По какому праву? Если бакалейщик не в состоянии конкурировать с супермаркетом, ему следует перенести свой бизнес в другое место, заняться чем-нибудь другим или наняться на работу в супермаркет. Капитализм по своей природе находится в постоянном движении, обеспечивающем рост и прогресс. Ни у кого нет неотчуждаемого права занимать место на рынке, если другие в состоянии сделать потребителю лучшее предложение.

Когда говорят о «жестокости» свободного рынка, де-факто осуждают основной моральный принцип, которым этот рынок руководствуется: справедливость. И именно в этом — главная причина ненависти к капитализму.

Единственный вид монополии действительно заслуживает осуждения — принудительная монополия. (При этом следует помнить, что, если речь идет о непринудительной монополии, «монополистом» можно назвать любого, поскольку он является обладателем эксклюзивных умений или продуктов. Но это никто не считает злом — кроме, разумеется, социалистов).

В случае с монополией, как и в ряде других случаев, капитализм обвиняют в злодеяниях, совершенных его противниками. Принудительные монополии создает не свободная торговля, не свободный рынок, — но государственное регулирование, государственная политика, государственный контроль. Если кого-то беспокоит проблема монополий, давайте покажем ему истинного виновника и истинную причину зла: государственное вмешательство в экономику. Давайте поможем ему осознать, что существует единственный способ избавиться от монополий: разделить государство и экономику, введя в действие правила, в соответствии с которыми государство не будет иметь права посягать на свободу производства и торговли.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector