Kafe-sviaz.ru

Финансовый журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Злоупотребление правом верховный суд

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 09.08.2016 N 21-КГ16-6

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 9 августа 2016 г. N 21-КГ16-6

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Гетман Е.С. и Романовского С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску ООО «Коммерческий банк «БУМ-БАНК» к Монастырловой И.Л., Сабанджиоглу Н.А. о признании договора купли-продажи земельного участка недействительным и применении последствий недействительности сделки,

по кассационной жалобе председателя правления ООО «Коммерческий банк «БУМ-БАНК» Ажахова К.М. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 30 июля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения представителя ООО «Коммерческий банк «БУМ-БАНК» Калибатова Т.Х. по доверенности, поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя Сабанджиоглу Н.А. — Бориева С.А. по доверенности, Монастырловой И.Л., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

ООО «Коммерческий банк «БУМ-БАНК» (далее — Банк) обратилось в суд с иском к Монастырловой И.Л., Сабанджиоглу Н.А. о признании договора купли-продажи земельного участка недействительным и применении последствий недействительности сделки.

Решением Чегемского районного суда Кабардино-Балкарской Республики от 20 апреля 2015 г. исковые требования удовлетворены. Договор купли-продажи земельного участка от 18 ноября 2011 г. площадью кв. м, расположенного по адресу: , признан недействительным, право собственности на него Монастырловой И.Л. прекращено.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 30 июля 2015 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу постановлено новое решение, которым в удовлетворении иска отказано.

Председателем правления Банка Ажаховым К.М. подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 30 июля 2015 г. и оставления в силе решения суда первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 7 июля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом, для удовлетворения кассационной жалобы.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения судом апелляционной инстанции были допущены.

Судами установлено, что 18 ноября 2011 г. Сабанджиоглу Н.А. и Монастырлова И.Л. заключили договор купли-продажи земельного участка, расположенного по адресу: , общей площадью кв. м по цене 250 000,00 руб.

26 апреля 2012 г. в отношении Сабанджиоглу Н.А. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 159 (часть 4) Уголовного кодекса Российской Федерации, по факту причинения Банку ущерба в особо крупном размере, а 12 мая 2012 г. возбуждено уголовное дело по факту хищения кредитных денежных средств Банка на сумму 114 316 000,00 руб.

18 июня 2013 г. в отношении Монастырловой И.Л. и других лиц возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 159 (часть 4) Уголовного кодекса Российской Федерации, по факту хищения в соучастии с Сабанджиоглу Н.А. кредитных денежных средств Банка в сумме 164 316,00 руб.

15 ноября 2011 г. Сабанджиоглу Н.А. и председатель правления Банка Ажахов К.М. подписали протокол о намерениях, которым был установлен порядок погашения задолженности по кредитным договорам в срок до 24 ноября 2011 г.

18 ноября 2011 г. между Сабанджиоглу Н.А. и Монастырловой И.Л. заключен договор купли-продажи указанного выше земельного участка, а 19 ноября 2011 г. за Монастырловой И.Л. зарегистрировано право собственности на данный земельный участок, при этом ключи от ворот на территорию земельного участка Монастырловой И.Л. переданы не были, доступ на территорию земельного участка она фактически не получила.

Кроме того, как следует из постановления Нальчикского городского суда от 24 августа 2012 г., доходы Монастырловой И.Л., являвшейся подчиненной Сабанджиоглу Н.А., за период с 2009 по 2011 г. составили не более 8000,00 руб.

Указав, что фактически договор купли-продажи земельного участка Монастырловой И.Л. исполнен не был, в деле отсутствуют доказательства оплаты по указанному договору, на момент заключения договора купли-продажи Сабанджиоглу Н.А. знал о наличии у него неисполненных обязательств перед Банком и каких-либо мер по их исполнению в добровольном порядке не предпринимал, суд пришел к выводу о том, что заключенный договор купли-продажи являлся мнимой сделкой, а действия сторон договора свидетельствовали о злоупотреблении правом.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции сослался на то, что приведенные выше обстоятельства не могли являться основанием для признания заключенного договора купли-продажи мнимой сделкой.

С апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 30 июля 2015 г. нельзя согласиться по следующим основаниям.

В пункте 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее статьи Гражданского кодекса Российской Федерации приведены в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений) закреплена недопустимость действий граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

В силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

По смыслу приведенных выше законоположений, добросовестность при осуществлении гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей предполагает поведение, ожидаемое от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующее ей.

При этом установление злоупотребления правом одной из сторон влечет принятие мер, обеспечивающих защиту интересов добросовестной стороны от недобросовестного поведения другой стороны.

Злоупотребление правом при совершении сделки является нарушением запрета, установленного в статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем такая сделка должна быть признана недействительной в соответствии со статьями 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Нарушение участниками гражданского оборота при заключении договора статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, выразившееся в злоупотреблении правом, отнесено законом к числу самостоятельных оснований для признания сделки недействительной.

Это судебными инстанциями учтено не было.

Обращаясь в суд с иском, Банк указывал как на мнимость оспариваемой сделки, так и на злоупотребление правом сторонами этой сделки, ссылаясь при этом на положения статьи 170 и статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Отказав в удовлетворении исковых требований, заявленных по основанию, предусмотренному статьей 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции оставил без рассмотрения требование истца о признании договора купли-продажи земельного участка нарушающим положения статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, что повлекло за собой вынесение решения, не отвечающего требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

При этом в нарушение требований статьи 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд не дал какой-либо оценки обстоятельствам, которые были указаны судом первой инстанции как свидетельствующие о злоупотреблении правом Сабанджиоглу Н.А. и Монастырловой И.Л. при заключении договора купли-продажи земельного участка.

Читать еще:  Постановление правительства рф единственный поставщик

Допущенные нарушения, являясь существенными, повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 30 июля 2015 г. подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции необходимо учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным правоотношениям нормами права и установленными обстоятельствами дела.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 30 июля 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Судебная практика и законодательство

Судебные акты на которые ссылается Комитет в кассационной жалобе, в том числе определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 09.08.2016 N 21-КГ16-6, приняты по делам с иными фактическим обстоятельствами, в которых суды установили наличие доказательств мнимости сделок, направленных на вывод активов должников, или злоупотребление ими гражданскими правами. В настоящем деле таких доказательств не представлено и судами не установлено.

Злоупотребление правом в судебной практике

Под злоупотреблением правом понимается осуществление лицом гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Согласно ст. 10 ГК РФ такое поведение участников гражданско-правовых отношений недопустимо. Нарушение запрета может повлечь применение следующих мер:

— отказ судом в защите соответствующего права, если иные меры не установлены ГК РФ (ч.ч. 2 и 3 ст. 10 ГК РФ);

— возмещение убытков лицом, чьи права были нарушены злоупотреблением (ч. 4 ст. 10 ГК РФ);

— признание сделки, совершенной вопреки запрету, установленному ч. 1 ст. 10 ГК РФ, недействительной согласно ст. 168 ГК РФ (п. 7 постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»);

— иные меры, предусмотренные законом (ч. 2 ст. 10 ГК РФ).

Как показывает практика, к наиболее распространенным случаям применения данной нормы можно отнести споры, инициируемые конкурсными управляющими в отношении имущества должника. Однако злоупотребляют своими правами участники и иных правоотношений.

Публичные оскорбления, как злоупотребление правом на свободу слова и выражение мнения

Сотрудник полиции публично подвергся оскорблениям со стороны лица, находящегося в состоянии алкогольного опьянения. Нецензурная брань выражалась в «унизительных выражениях, имеющих неприличную форму».

(Решение Дюртюлинского районного суда Республики Башкортостан от 02.10.2017 по делу № 2-924/2017).

Не подлежит защите право на товарный знак, если его регистрация была направлена на присвоение репутации другого участника хозяйственной деятельности

Предприниматель осуществлял производство и реализацию продукции с использованием определенного словесного элемента. Под соответствующим названием продукция также выставлялась на различных мероприятиях, получала награды и благодарности, заработав соответствующую репутацию. Спустя несколько лет истец зарегистрировал товарный знак со словесным элементом, используемым данным предпринимателем.

(Решение Арбитражного суда Ростовской области от 23.05.2016 по делу № А53-785/16).

Сделка, заключенная с целью вывода ликвидного имущества должника во избежание обращения на него взыскания, признается недействительной, а имущество возвращается в состав конкурсной массы

Должник заключил ряд сделок, включая договор с другом, направленных на отчуждение имущества, оставаясь при этом его фактическим владельцем.

(Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 07.07.2017 по делу № А43-8781/2016).

Завышенные компенсационные выплаты директору, предусмотренные трудовым договором на случай его досрочного расторжения, могут быть признаны злоупотреблением правом

Трудовой договор содержал требование о выплате директору предприятия компенсации в размере годовой заработной платы. Досрочное расторжение договора произошло в период, когда организация отвечала признакам неплатежеспособности: в частности, у предприятия отсутствовало имущество, а долги достигли многомиллионных размеров. Директор, будучи также единственным учредителем предприятия, не мог не знать об этом. В связи с чем, его действия были признаны судом, как направленные на причинение имущественного вреда кредиторам.

(Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 03.04.2014 по делу № А29-8433/2015).

Реализация совместно нажитого имущества одним из супругов с целью лишить второго супруга его доли влечет признание соответствующей сделки недействительной

В период брака супруги приобрели две квартиры.Одна из них в последствии была продана по заниженной цене, вторая — подарена. Третьи лица, ставшие собственниками имущества, во владение фактически не вступали. Суд признал соответствующие сделки недействительными, поскольку они были заключены с нарушением запретов, установленных ст. 10 ГК РФ.

(Апелляционное определение Московского областного суда от 04.09.2017).

Сокрытие информации о завещании с целью завладения наследственным имуществом признается злоупотреблением правом

Из трех родственников наследодателя двое были включены в его завещание. Один из наследников вступил в сговор с родственником, не упомянутым в завещании, с целью разделить между собой наследство. Вопреки договоренности, последний принял наследство, оформив все имущество на свое имя, другой, обратившись в суд за защитой своих наследственных прав, вынужден был открыть содержание завещания. По решению суда единственным обладателем наследственного имущества стал один из наследников по завещанию.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 26.08.2015 по делу № 33-26462).

Требование о вселении в жилое помещение без цели фактического проживания может быть признано злоупотреблением правом

Квартира в равных долях принадлежит двум собственникам. Один собственник постоянно проживает в спорном помещении, другой — зарегистрирован и проживает по другому адресу. В удовлетворении иска о вселении второму собственнику отказано, поскольку спорное жилое помещение имеет небольшую площадь и одну комнату, сособственники не являются родственниками, а истец зарегистрирован и постоянно проживает в другом жилом помещении.

(Апелляционное определение Пермского краевого суда от 28.08.2017 по делу № 33-9150).

Злоупотребление правом верховный суд

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о злоупотреблении процессуальными правами

I. Основные положения о злоупотреблении процессуальными правами

Действующим законодательством установлен принцип равноправия сторон и состязательности (статьи 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), на лиц, участвующих в деле, возложена обязанность добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами (часть 2 статьи 41 АПК РФ).

В силу части 2 статьи 41 АПК РФ злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия.

Как видно, какого-либо конкретного определения понятия «злоупотребление процессуальным правом» и перечня способов такого злоупотребления законодательство не содержит.

В теории и судебной практике злоупотребление правом — это использование принадлежащих лицу, участвующему в деле, процессуальных прав с недозволенной целью, в результате чего наносится ущерб другим лицам.

Злоупотребление процессуальными правами внешне выражается в совершении правомерных действий, однако фактически представляет собой недобросовестное поведение участников процесса. Универсального критерия злоупотребления процессуальным правом как оценочного понятия не существует. Поэтому в каждом конкретном случае, учитывая обстоятельства дела, суд самостоятельно по своему усмотрению оценивает формально правомерные действия, определяя, переступила ли сторона дозволенные границы при осуществлении своего права, и решая, применять ли предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия.

Признаками злоупотребления правом являются:

Читать еще:  Конвенция мот как источник трудового права

— любое злоупотребление правом проходит на фоне внешне и формально правомерных действий, представляя собой процессуальную недобросовестность;

— цель таких действий. Злоупотребления в судебном процессе обычно направлены на: затягивание процесса; срыв судебного заседания; воспрепятствование рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного решения (часть 2 статьи 111 АПК РФ); сокрытие обстоятельств дела;

— злоупотребление правом ведет к нарушению прав и охраняемых законом интересов участников процесса.

На практике способами злоупотребления процессуальными правами, которые использует недобросовестная сторона, являются:

— несвоевременное (незаблаговременное) представление документов, заявление ходатайств, заявлений;

— представление документов с недостатками;

— незаблаговременная (поздняя) подача встречного иска лишь с намерением приостановить рассматриваемое дело;

— обжалование актов судов, не подлежащих обжалованию;

— неявка в судебное заседание, непредставление истребуемых доказательств лицом, участвующим в деле;

— ссылка на неполучение корреспонденции по имеющемуся в материалах дела адресу;

— неоднократное обращение в суд по аналогичным основаниям и т.п.

Злоупотребление процессуальными правами влечет неблагоприятные последствия (часть 2 статьи 41 АПК РФ):

— меры ответственности в виде имущественного воздействия на недобросовестных участников арбитражного процесса и иных лиц, не исполняющих законные требования суда. Это обязанность выплатить определенную сумму денег — наложение судебных штрафов (часть 9 статьи 66, часть 3 статьи 225.12 АПК РФ) или возложение судебных расходов (часть 2 статьи 111 АПК РФ);

Одновременно это меры, которые могут быть использованы арбитражным судом для целей пресечения злоупотребления лицами, участвующими в деле, своими процессуальными правами.

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам злоупотребления процессуальными правами в арбитражном судопроизводстве, а именно:

— неявка в судебное заседание, непредставление истребуемых доказательств лицом, участвующим в деле;

— способы затягивания судебного процесса:

подача встречного иска спустя длительное время после принятия первоначальных исковых требований;

действия по увеличению (уменьшению) размера исковых требований;

подача иных заявлений и ходатайств с целью затягивания судебного процесса;

— повторное обращение в суд по аналогичным основаниям;

— ссылка на неполучение корреспонденции по имеющемуся в материалах дела адресу.

II. Выводы судов по вопросам злоупотребления процессуальными правами

1. Неявка в судебное заседание, непредставление истребуемых доказательств лицом, участвующим в деле

1.1. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 14.04.2016 N Ф01-73/2016, Ф01-72/2016 по делу N А43-316/2013 (Определением Верховного Суда РФ от 10.08.2016 N 301-ЭС16-9084 отказано в передаче дела N А43-316/2013 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления)

ОАО «Оборонэнергосбыт» (третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора) обратилось в суд с требованием об отмене определения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции о наложении судебного штрафа на ОАО «Оборонэнергосбыт» за проявленное к арбитражному суду неуважение, выразившееся в непредставлении третьим лицом документов и информации, истребованных определениями суда первой инстанции.

В удовлетворении требования отказано.

Установив, что арбитражный суд первой инстанции неоднократно в своих определениях истребовал у ОАО «Оборонэнергосбыт» (третьего лица) доказательства, предоставив срок для исполнения требования суда и указав, что в случае неисполнения определений суда будет рассмотрен вопрос о наложении судебного штрафа, при этом третье лицо, будучи надлежаще извещенным лицом, имело возможность исполнить свои процессуальные права и обязанности по делу, однако, проигнорировало требования суда, не исполнило определения суда в установленные в них сроки, не обеспечило явку представителя в судебные заседания и не представило суду доказательств наличия уважительных причин неисполнения возложенных на него процессуальных обязанностей, суд кассационной инстанции квалифицировал поведение третьего лица как неуважительное отношение к суду, выразившееся в недобросовестном использовании принадлежащих процессуальных прав и злоупотреблении ими, и пришел к выводу о правомерности наложения на него судебного штрафа в размере 100000 рублей.

При этом, по мнению суда кассационной инстанции, вопреки ошибочному мнению третьего лица, нижестоящие судебные инстанции правомерно признали ОАО «Оборонэнергосбыт» субъектом штрафной ответственности, поскольку арбитражный суд наделен правом наложить штраф за непредставление истребуемых доказательств как на сторон, так и на иных лиц, участвующих в деле (абзац 4 пункта 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2006 N 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству»).

ООО «ЧОО «Легион» (контрагент организации-должника в рамках дела о банкротстве) обратилось в суд с требованием об отмене судебных актов судов первой и апелляционной инстанций о наложении судебного штрафа, мотивированных тем, что общество неоднократно не предоставляло в суд истребуемые документы.

В удовлетворении требования отказано.

Отклоняя доводы ООО «ЧОО «Легион», просившего отменить судебные акты о наложении судебного штрафа, ссылаясь на то, что оно не получало одно из определений суда об отложении судебного заседания в связи с истребованием доказательств, а также указывавшего на невозможность предоставить истребуемые судом доказательства в связи с их отсутствием по причине нахождения документов у бывшего директора Багомедова М.Б., который не передал их новому руководителю общества, суд кассационной инстанции, оставляя в силе судебные акты нижестоящих судов, исходил из того, что довод общества о неполучении названного определения опровергается имеющимся в материалах дела почтовым уведомлением, из которого следует, что определение получено представителем общества; предыдущий директор общества Багомедов М.Б. является одновременно единственным участником общества, смена руководителя единственным участником общества произведена за год до судебного заседания, при этом привлечен к участию в деле, однако общество длительное время не сообщало об отсутствии у него возможности предоставить доказательства в связи с их нахождением у Багомедова М.Б., кроме того, доказательства, свидетельствующие о нахождении документов у Багомедова М.Б. и принятии обществом мер по их получению, отсутствуют, и пришел к выводу о том, что с учетом предшествующего поведения общества, которое неоднократно длительное время не предоставляло истребуемые доказательства и не сообщало суду об отсутствии у него возможности исполнить определения суда, такое поведение общества следует оценивать как злоупотребление правом.

1.3. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.03.2014 N 17АП-1598/2014-ГК по делу N А50-19460/2013

ООО «Шарм» и ООО «Предприятие систем автоматики» (стороны по делу) обратились в суд с требованием об отмене определения суда первой инстанции о наложении на них судебных штрафов за неисполнение требований арбитражного суда, изложенных в определениях.

В удовлетворении требования отказано.

Установив, что стороны не выполняли требования арбитражного суда первой инстанции, не представили документы, подтверждающие права на акции, не подтвердили статусы акционеров, суд апелляционной инстанции обратил внимание на то, что позиция сторон по делу фактически представляла собой констатацию изложенных в иске обстоятельств, вместе с тем, само по себе признание обстоятельств, в отсутствие доказательств подтверждения этих обстоятельств, не является достаточным основанием для судебного подтверждения данных обстоятельств; из обстоятельств дела следует, что изначально стороны просили утвердить мировое соглашение, ответчик фактически исковые требования в заявленном истцом размере не оспаривал, заявлял о признании иска, в то время как представленных в материалы дела доказательств было недостаточно для разрешения спора по существу, в связи с чем судом первой инстанции и были истребованы необходимые для установления существенных по делу обстоятельств документы.

Исходя из непредставления доказательств наличия уважительных причин неисполнения сторонами неоднократных требований суда, а также затягивания времени по рассмотрению дела (непредставление документов повлекло неоднократное отложение судебного разбирательства), суд расценил указанные действия сторон как проявление неуважения к суду, злоупотребление своими правами.

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Читать еще:  Уведомление на право получения налогового вычета

Злоупотребление правом в гражданских правоотношениях

Однако, вышеуказанный принцип содержит в себе запрет, который распространяется не на все случаи злоупотребления правом. Сегодня круг тех случаев, которые считаются злоупотреблениями шире, чем они закреплены в конституционной норме. Буквально толкуя это предписание можно утверждать, что данный запрет не распространяется, например, на случаи злоупотребления субъективным правом со стороны коммерческих организаций, что также неверно.

Злоупотребление правом сегодня отмечается во всех без исключения сферах правовой деятельности (конституционное, семейное, трудовое, гражданское право и т.д.), где поведение субъекта связано с реализацией субъективных прав и законных интересов.

В соответствии с действующей редакцией ст. 10 ГК РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Федеральным законом от 30.12.2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главе 1,2,3,4 ГК РФ» дополнительно к принципу добросовестности вводится запрет на обход закона с противоправной целью (далее — обход закона). При этом законом установлено, что к действиям, направленным на обход закона, будут применяться те же последствия, которые установлены для злоупотребления правом, если иное не указано в тексте ГК РФ. Представляется, что на практике могут появиться затруднения, связанные с определением сущности этого правового явления, а также с отграничением его от иных правовых институтов. К примеру, в настоящее время в судебной практике встречаются случаи фактического отожествления таких институтов, как «обход закона» и «притворная сделка» (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.12.2011 по делу N А32-3596/2010).

Различия между действиями, направленными на обход закона, и притворными сделками правоотношениях следует проводить по направленности воли лиц, участвующих в них. При совершении действий, направленных на обход закона, воля лиц направлена на достижение именно того правового результата, который и заявляется заключаемыми сделками.

Обходом закона и осуществлением гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу злоупотребление правом не ограничивается. Так, к злоупотреблению правом, судебная практика часто относит действия направленные на воспрепятствование осуществление другим лицом его законного права ( Постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 № 5153/10 ).

Таким образом, в соответствии со ст. 10 ГК РФ злоупотребление правом может быть квалифицированно любое заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

К последствиям злоупотребления правом закон относит полный или частичный отказ суда в защите права, а также иные меры, предусмотренные законом. Представляется, что указание на иные меры, связано с тем, что обращение в суд с целью защитить свои права не является единственным применяемым способом.

Способы защиты права установлены ст. 12 ГК РФ. К таковым закон относит:

  • признание права;
  • восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  • признание оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;
  • признание недействительным решения собрания;
  • признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права;
  • присуждения к исполнению обязанности в натуре;
  • возмещение убытков; взыскание неустойки;
  • компенсация морального вреда прекращения или изменения правоотношения;
  • неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.

Список, установленный законом, исчерпывающим не является. К способам могут быть отнесены иные меры, установленные законодательством. Так законом установлено, что если злоупотребление правом повлекло нарушение прав другого лица, то такое лицо вправе требовать возмещение причиненных ему этим убытков по правилам ст. 1064 ГК РФ.

Важно отметить, что злоупотребление правом может быть не только материальным, но и процессуальным. Значение наличия норм о злоупотребление процессуальными правами является весьма важным. Ведь злоупотребление процессуальными правами может затянуть процесс, породить неблагоприятные последствия для сторон.

В связи с этим вопросом, хотелось бы обратить внимание, что в этом вопросе АПК РФ несколько превзошел ГПК РФ, поскольку АПК содержит нормы содержащие неблагоприятные последствия для лиц злоупотребляющих своими процессуальными правами. Так, ст. 111 АПК РФ предусматривает отнесение судебных расходов на лиц злоупотребляющих своими процессуальными правами. Кроме того, нормы о злоупотребление предусмотрены ст. 225.12 (судебный штраф на лицо, обратившееся в защиту прав и законных интересов группы лиц, в случае злоупотребления им своими процессуальными правами или невыполнения им своих процессуальных обязанностей) и ст. 41 ( злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле , влечет за собой для этих лиц последствия предусмотренные АПК РФ).

Нормы ГК, АПК , ГПК не содержат прямо выраженного запрета злоупотребления правом на предъявление иска ( право на судебную защиту). Данное обстоятельство позволяет сделать вывод, что злоупотребление правом на иск невозможно. Более того, процессуальными правами обладают только лица, участвующие в деле. Статус лица, участвующего в деле, возникает только после принятия искового заявления. То есть, злоупотреблять правами возможно лишь с этого момента. Следовательно сама подача заявления или жалобы, которыми возбуждается дело в суде не могут признаваться злоупотреблением процессуальными правами.

Судебная практика показывает, что чаще всего в качестве злоупотребления процессуальным правом понимается подача ходатайств об отводе судей, о приостановлении производства по делу и об отложении судебного разбирательства.

Последствия злоупотребления процессуальным правом можно разделить на следующие группы:

  1. Возложение на лицо, злоупотребляющего правом, обязанности по уплате определенной денежной суммы.
  2. Отказ суда в совершении действий , о которых просит лицо, злоупотребляющее правом.

Для первой группы применяется в частности ст. 111 АПК РФ. Вопросы распределения судебных расходов, отнесения судебных расходов на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами, и другие вопросы о судебных расходах разрешаются арбитражным судом соответствующей судебной инстанции в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу или в определении.

Вторая группа направлена не на наказание нарушителя, а на пресечение действий, которые могут задержать движение процесса. Стоим отметить, что АПК РФ прямо не предусматривает такого последствия, как отказ от удовлетворения ходатайства. Однако, основанием к отказу в удовлетворении может послужить, в частности, злоупотребление стороной своими процессуальными правами ( Постановление Президиума ВАС Северо-Западного округа от 01.11.2002 № 56).

Наиболее острой проблемой, связанной с рассматриваемой тематикой, является отсутствие в законодательстве определения термина злоупотребления правом. Понятия злоупотребления не содержится и в современной цивилистической науке. Не выработана дефиниция злоупотребления правом и судебная практика. В Постановлении Пленумов Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ « О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ» от 1 июля 1996 года, указывается следующее « При разрешении споров следует иметь ввиду, что отказ в защите права со стороны суда допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированны как злоупотребление правом, в частности действий, имеющих своей целью причинить вред другим лицам. В мотивировочной части соответствующего решения должны быть указаны основания квалификации действий лица как злоупотребления правом». Таким образом, квалифицировать действия как злоупотребления правом Пленум предоставил на судейское усмотрение.

Для определения сути понятия злоупотребления правом обратимся к толковому словарю С.И. Ожегова, в соответствии с которым злоупотреблением является проступок, состоящий в незаконном, преступном использовании своих прав, возможностей.

Проанализировав все вышесказанное, злоупотребление правом можно определить как – действие лица, состоящее в недобросовестном использовании своих прав с намерением причинить вред другого лицу.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector